Контентщик, главы 14-16

Контентщик

Ее родители

На Новый год Денис всегда возвращался к родителям. Он не любил ездить домой, точнее терпеть не мог дорогу до дома. Сначала надо было ехать поездом, а потом пересаживаться на автобус-межгород (на крайняк оставался автостоп, но как летний вариант). Если в поезде можно вытянуть ноги, то автобус скрючивает в дугу. А пересадка! Вокзалы — в разных концах совершенно чужого города. Хоть волком вой. Поэтому Гунин не баловал отчий дом визитами.

31 декабря. До Нового года восемь часов. Денис уперся лбом в стекло. За окном автобуса — мрак и холод. Если бы Юла не прятала Гунина, он бы остался в городе. Сама Юла будет отмечать праздник тоже в кругу семьи, правда ей ехать за семьсот километров не обязательно — достаточно такси.

Эта проблема появилась практически сразу. Пару раз в месяц Юла просила «погулять где-нибудь пару часиков». Денис хмурился, но из квартиры выметался. Значится, дочурку навещали родители. Юла до сих пор не рассказала, что живет не одна. Гунин сердился:

— Что ты меня, как щенка, скрываешь?
— Динечка, ну потерпи еще немножко. Как «госы» сдам, сразу познакомлю тебя с ними.
— Почему именно до «госов» надо ждать?
— Понимаешь, мне сняли хату с условием, что я буду здесь заниматься и никого сюда не водить. На третьем курсе я уже жила с одной девочкой, и были претензии. Не хочу этого снова.

Итак, Юле снимали квартиру, чтобы она не ездила до универа. То есть ее предки жили в городе, и наверное жили неплохо, раз вот так запросто снимали квартиру. Хоть и крошечная, а все равно деньги. С учетом района — как раз в Гунинскую зарплату. Юла убедила мать с отцом, что ежедневная дорога туда-обратно сжирает уйму времени, и лучше бы она это время провела в библиотеке. Родители дали «добро», но регулярно проверяли, как Юла живет. А секретов хватало и помимо неуставного мужика (Дена). Ещё Юла тайком покуривала в подъезде.

Таким вот образом Гунин отправился в Тюкалинск, родной-далекий. Пока он отдыхал душой в кругу семьи, Юла пила кровь SMSками, как «она соскучилась» и когда «Диня приедет». Терпение у Дена лопнуло третьего января, и вечер следующего дня он провел в объятьях Юлы. Ей на Новый год сделали подарок: путевку в Барселону, набраться сил перед экзаменами. Денис же похозяйничает сам? Да не вопрос!

В последний день рождественских каникул Ден матрасничал. Перед этим всю ночь смотрел сериалы, а потом до обеда спал. Никого. Один в хате. Мечта. Как же Юла достала, пора бы уже смазывать лыжи и валить отсюда. Вот найти бы такую же берлогу! Для одного человека — идеально. Полет мечты резко прервал звук вставляемого ключа в замочной скважине. Юла — хозяин — родители, пулей пронеслось в голове и застряло последним словом. Дверь на защелке, надо открывать и сдаваться, вон как ключом шуруют!

Денис напялил майку и штаны, пригладил растрепу на голове, вздохнул и открыл дверь. Немая сцена. На лестничной площадке замер полный невысокий мужик в короткой меховой куртке.

— Ты кто? — Пауза вышла.
— Меня зовут Денис. Я парень Юли. Здравствуйте.
— Что ты тут делаешь?
— Живу…
— Как это живешь? С кем?

Гунин предпочел помолчать. У отца — а это был отец Юлы вне всякого сомнения — первое изумление прошло. В нем сквозила какая-то растерянность. Он не заходил в квартиру, и вообще как-то старался прикрыть входную дверь. «Он не один там, что ли?» — подумал Гунин.

— Денис, значит. Ну что же, я Юлин папа.
— Приятно познакомиться.
— А Юленька сейчас отдыхает…
— Я знаю.
— Все в порядке? — и не дожидаясь ответа, — Вот Юля вернется, тогда пообщаемся. По рукам? Ох, через порог не прощаются. Закрывайся.

И Ден закрыл дверь. Он мог поклясться, что по лестнице спустилось два человека. Пикантно вышло. Впрочем, недаром говорят, что молчание — золото.

Знакомство состоялось сразу после возвращения Юлы. Родители жили в безразмерном трехэтажном коттедже за городом. Гунина допросили по полной: где родился, учился и работает. Гунин преподнес себя как перспективного IT-работника. Мать Юлы отнеслась к Дену настороженно, отец — нейтрально-доброжелательно. Семейный совет постановил, что Юля уже большая девочка и способна сама решать, с кем жить. Прозрачно намекнули, что не ожидают внуков в ближайшее время, а ждут кандидата наук.

Кадры, которые ничего не решают

— Выбери время и зайди в отдел персонала. Ычары тебя спрашивали.

«Эйч-Ар» — это расшифровка Human Resource, то есть кадровики. Гунин ждал этого момента три долгих месяца. Конец испытательному сроку. Заключение трудового договора. Повышение зарплаты. Может, теперь не все будут давать «черными».

Раз в месяц бухгалтер с охранником захватывали «кухню» — кабинет, где в обед можно съесть принесенную из дома пайку. «Кухня» превращалась в «кассу» — по одному туда ходили сотрудники и получали изумительно черный нал, по прихоти налоговых схем зовущийся зарплатой. Кто сколько получал — коммерческая тайна, охраняемая строже, чем Ленин в Мавзолее. На руки не давали вообще ничего, кроме денег. Ходи потом, доказывай.

Денис трудовую книжку отдал сразу, но оформлять его не спешили — все из-за тех же налоговых виражей. Судя по всему, Гунинские документы смотрели вообще в первый раз — сегодня.

— Ой. А как вы устроились? У меня в базе нет вашей закрытой вакансии.
— Меня пригласил Виталий Андреевич.
— Все понятно. А почему уволились с прежней работы?
— Я туда студентом устраивался. Перед защитой ушел, на учебу времени не хватало.
— Все понятно. А что такое «педагог дополнительного образования»?
— Это внешкольные кружки, — сконфузился Денис.
— Учитель?
— Нет, я эколог. У меня часов не хватает, чтобы преподавать. Но «пед» всем рисует профильное образование.
— Все понятно.

Распечатали договор с окладом в МРОТ, потому что «так надо». Оформили зарплатную карту. У этого банка терминалы днем с огнем ищут. Сумму, указанную в договоре, ежемесячно, не позднее пятого. Остальное — через «кухню».

— Прошу прощения, а разве после «испыталовки» не должны платить больше?
— Этот вопрос вне моей компетенции.
— А в чьей тогда?
— Обратитесь к Огурцову. Он ваш начальник.

Ден вернулся на свое место. Пугал будущий разговор с Виктором. Попробовал вспомнить какие-нибудь конкретные обещания, но в голову лезло только согласие работать «хоть завтра». В этом оцепенении он просидел до вечера, когда все упорхнули по домам.

— А ты что сидишь?
— Виктор, есть разговор. Я был сегодня у персональщиков. Мне сказали, что они не решают вопросы зарплаты.
— А что, должны?
— Да у меня испытательный срок закончился.
— Поздравляю! Три месяца, мигом пролетели!
— Виктор, говорили, что будет рост.
— Хм. — Витя встал и прошелся по офису. — А кто тебе его обещал?
— Да вот тогда, вы с Виталием Андреевичем говорили, что видно будет.
— Ну тогда давай посмотрим. Работаешь ты хорошо, нарекания есть, но ничего серьезного. Свои деньги ты отбиваешь.
— Говорят, Вова больше меня получает.
— Кто говорит? Впрочем, да, он получает больше. Но он технарь, и его стек задач серьезнее.
— Я в декабре делал эти же задачи.
— Денис, помнишь, я тебя предупреждал, что денег на этом месте больших не предвидится?

Ден кивнул. Витя продолжил:

— Тут такое дело. Подумай сам. Зачем нам повышать контентщику зарплату, если мы в любой момент можем нанять нового? Требований — минимум, обязанности — простейшие. Сиди долби целыми днями. Чтобы расти, надо приносить компании пользу.
— А я что, не приношу?
— Приносишь, но в пределах ожидания.
— А что именно нужно сделать?
— Вот тут я не советчик. Если знать, что делать, все бы это и делали.
— Виктор, вы уж извините, но такой зарплаты мне не хватает.
— Дела, брат, дела. Всем тяжело, время такое.
— Я же могу найти другую работу.
— Можешь. Твое законное право. Я рассчитывал, что ты серьезно зашел в компанию. Будет жаль, если ты не оправдаешь доверия…

Баголовка

Оправдать доверие Виктора или Виталия Андреевича, это как посмотреть, хотелось. Поэтому Ден согласился взять паузу. Еще с декабря список невыполненных задач по «Раболову» начал стабильно расти. Их переносили на следующую неделю, но тенденция уже закрепилась. Гунин стал частью аврал-команды для быстрой зачистки сайта перед релизом. «Магма» доделывала старые проекты, с новыми — не густо. Праздники, начиная с Нового года и заканчивая 8 марта, для студии не сезон. В этот промежуток стараются лишних денег не тратить, тем более на сайты.

Пришел новый программист. Разработчики опять оккупировали «переговорку», познакомились, а он покрутил носом и через неделю ушел. Не понравилось. Взяли новую контентщицу на полставки. Виктор поворчал, мол, «вам знакомиться — лишь бы не работать», но ритуал провел. Имен Ден не запоминал, уже ощутив сиюминутность некоторых ребят. Надо будет, на портале глянет.

Сам же Гунин следовал народной мудрости: «Вы делаете вид, что платите, мы делаем вид, что работаем». Из всех доступных способов развлечься Ден остановился на чтении. Доступ к электронным библиотекам не закрывали. Читал урывками, но в сумме получалось убить до двух часов рабочего времени.

Однажды админ заметил:

— Я бы на работе читал не Лимонова, а КюЭй.
— Что? — Ден шлепнул по спасительным Alt и Tab. Развернулась админка «Раболова».
— QA, контроль качества. По-нашему — тестирование. Пойдем покурим.

Заинтригованный Гунин поставил задачу на паузу и подался за Сашей. Они вышли на балкон. Ох, ну и холодина! Админ убедился, что их никто не слышит:

— Вот скажи на милость, какого лешего ты альт-табаешься? Ты самый умный тут, что ли? Такое может прокатить только среди полных ламеров. В айтишной конторе даже уборщица знает, как задачи переключать! Шире надо думать!

Гунин не стал отрицать очевидного:

— Так что же, делать вид, что ничего не произошло?
— Именно «делать вид»! Смотри, ты работаешь, по клаве стучишь или мышу мучаешь, неважно. Входит босс, ты же не бежишь ему в ножки кланяться?
— Не бегу.
— Вот именно, ты продолжаешь работать. Долбил свой магазин — долбишь и дальше, читаешь — продолжай читать. Сечешь мысль?
— Секу. Но ведь реально ж намотаться так можно.
— А ты не наматывайся. Читай мануалы! Полезно и без палева. Глянут к тебе, а там — тестирование, полезная штука, — Саша кинул окурок за пределы здания. — Увидел я, как ты на бумажку урлу переписываешь и прослезился. Какой прогер будет ее вводить? Он с твоей писаниной сразу пойдет к тебе.
— А я пробовал мылом отправлять. Эффекта никакого. Без задачи никто ничего делать не будет.
— Смешной ты человек. Баг-трекер перед глазами, а он записками перекидывается. Создай задачу и ставь ее на Виктора, пусть развлекается.
— А что, так можно?

Ден непрерывно сталкивался с багами. Некоторые страницы «Раболова» не открывались, другие жили своей жизнью. В админке были целые разделы-невидимки. Найденные косяки Гунин записывал на бумажку и передавал Виктору, а он — Диме-программисту. Дима выл, проклинал архитектуру и «костыли». Он действительно прибегал и дурным голосом просил показать, откуда ползет тот или иной баг.

По итогам перекура админ дал ссылки на электронные книги по тестированию («это только базовые!»). Гунин честно осилил одну, самую простую. Знания запросились наружу. Ден описал все ошибки, с кратким и подробным описанием проблемы, алгоритмами выхода на баг и прочими нужными вещами. В резюме появилась строчка «опыт тестирования сайтов и веб-приложений».

Продолжение

Хилая однозадачная рука диктатора приказывает прочитать еще и это:

Ваше мнение очень важно для нас

  1. Денис:

    Раболов — это опечатка или фича?

  2. Анири:

    Я вот тоже читаю. Сегодня четверг и где? :(

    Почему-то уверяют, что не хватает описаний. А мне не хватает связей. Текст идёт, идёт, идёт, провисание. Текст идёт, идёт, идёт, обрыв. Текст идёт, идёт, идёт, опять что-то не так. Оно, конечно, вполне может быть, что так задумано, но меня напрягает :(

    • Ахум:

      Шаман сейчас не дома, тут немного неудобно работать.

      Ахум был бы признателен, если Анири сформулирует более предметно. Можно на почту написать.

  3. Хильбер:

    Опа! Контентщик взялся за тестирование ПО? И тут я заинтересовался. Так как сам в свободное время на работе изучаю тестирование ПО.

    Местами суховато описание, к действиям я бы добавил \»описательных\» прилагательных, но, если в общем, не берусь судить. Читаю и рад продолжению.

    • Ахум:

      Уж не знает Ахум, куда прилагательные вставлять. Обстановочка типичная, узнаваемая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.