Контентщик, главы 28-30

Контентщик

Петля на шею

— Денис, ты случаем не прихренел? Откуда у родителей такие деньжищи? Мать пластается в две смены, хоть ее бы пожалел! У нас все служили до звонка. Ты какой-то особенный? Короче, на родителей не рассчитывай. Еще раз услышу такие разговорчики…
— Я тебя услышал.
— Очень на это надеюсь. Всего хорошего.

Гунин еще пару секунд послушал гудки отбоя, потом со злостью бросил телефон на диван. Юла, не отрываясь от книжки, сказала:

— Не знала, что у тебя брат есть. Ты никогда не рассказывал о своих родственниках.
— Мы не ладим. Он старше меня на четыре года. Всюду лезет со своим мнением. Тупой охранник в супермаркете, а гонору-то!

Ругая бесчувственных родственников, Ден и Юла стали размышлять, где бы достать разом кучу денег. Брать кредит Ден отказался, страшно негодуя — не будет он набрасывать петлю на шею. Потребительские кредиты и офисная работа — современное рабство. Если с работой по найму Гунин смирился, то в долговую яму полезет в самом крайнем случае. Ден на самом деле мягко подводил Юлу к займу у ее родителей. Уж они-то точно не обеднеют!

Юла — девочка умная, и быстро сообразила, к чему клонит ее сожитель. Но просить денег отказалась — пусть Гунин сам договаривается. Что делать, вызвали такси и поехали. Отец Юлы сразу увел военнообязанного в личный кабинет и дал возможность рассказать все обстоятельства. В этом плане он напоминал Волокиту — выслушал до конца, дал еще секунд двадцать и, только когда Ден совершенно иссяк, высказал свое мнение.

— Денег дать — не дам, помочь — помогу.
— Почему? — с пересохшим горлом прошептал Гунин.
— Денис, я стал богатым человеком, потому что вкладывал их в дело, а не бросал на ветер. Начнем с того, что твои юристы — это аферисты.
— Они действуют в правовом поле.
— Неважно, в каком поле они действуют. Мы оба понимаем, что речь идет о взятках. Давать деньги на взятки непонятно кому — страшная глупость.

Ден не нашелся, чем крыть.

— Но это еще не все. Ты соизволил явиться только когда петух в одно место клюнул. Все делал вид, что нас не существует, а сейчас нарисовался. Если бы дела семейные решал только я, ты бы близко к Юленьке не подошел. Разговор окончен.

Гунин сжался. В голове промелькнули воспоминания, как зимой этот мужик приехал с кем-то, уверенный что квартира Юлы стоит пустая. Стук каблуков еще по лестнице. Вот бы сейчас напомнить о той встрече! Ден вдруг понял, что не расскажет об этом — ни сейчас, ни в будущем. Нет у него ничего. Он встал и поплелся к выходу из кабинета. Сразу уехать не получилось, сели ужинать. Отец Юлы вел себя как ни в чем не бывало. Он сообщил семейству:

— Денису нужна помощь с городской пропиской. Я думаю, в квартире у тещи будет в самый раз.

Все правильно сделал

В поисках бабла отчаявшийся Гунин обратился к Вите — последнему человеку, который мог помочь. Витя предсказуемо отказал:

— Не понимаю, почему кредит брать не хочешь. Считай это инвестицией. Прикинь, сколько ты потеряешь, если целый год не будешь зарабатывать?
— За год две тонны баксов я не подниму.
— Значит должен заработать!

Эта короткая мысль увлекла Дена. Единственный способ дополнительного заработка — блоги. Правда, необходимость их вести сводила с ума. Гунин в последнее время стал писать ахинею, что только в голову придет. Завести еще пачку дерьмобложиков — от этого в голове сразу шумело. Решение пришло само.

«Маркшейдерское дело», так называлась книга. Когда Ден был у бабушки Юлы — прописался, не стал упускать возможность — он заметил книжный шкаф. В нем стояли старые учебники шестидесятых-семидесятых годов, с пожелтевшими страницами, насквозь пропахшие старостью. Гунин пролистал до оглавления. Такого в сети не найдешь, прямо на готовый сайт тянет. А книжек порядочно — кто-то преподавал в строительном институте, не иначе.

Ден снова встретился с Витей и обрисовал ему весь план — создать кластер образовательных и нишевых блогов, контент брать из старых учебников. Книги надо отсканировать и распознать. Это ж бомба!

— Идея не новая, — заметил Витя. — Подобные сайты существуют давно.
— Во-первых, контент абсолютно уникален. Это реально редкие книги. Во-вторых, это реально полезные сведения, студенты будут искать эту информацию. В-третьих, я знаю, как грамотно разместить контент. Я контентщик и сеошник сразу, двойное преимущество!
— Хорошо, давай пробовать.

И они стали «пробовать». Под остатки на кредитной карте Гунин купил сканер и вечерами теперь не вел блоги, а переводил книги в «цифру» на свежеслепленные сайты. К Новому году он собирался расплатиться с долгами.

Да, он взял потребительский кредит. Справку о заработной плате выписали в «Интерсибе» — разумеется, все данные были безмерно завышены. Начальник отдела всего раз спросил: «Отдать сможешь?». Гунин пообещал, что проблем не будет. Оформление кредита прошло как по маслу, выдали пластиковую карту. В тот же день Ден перевел предоплату за юридические услуги. Отзвонились юристы — все в порядке, можно идти в военкомат. Медкомиссия направила Дениса в стационар — подтвердить или опровергнуть диагноз «желудочная язва». Можно сказать — выпал в жизни счастливый билет.

Но это везение еще предстоит отработать.

Священная корова

Каждую неделю все сеошники исполняли обряд. Во всех календарях в пятницу с одиннадцати до часу дня стояла циклическая лаконичная задача «Планерка». Обязательно в переговорке. Вообще время в переговорной комнате расписывали на недели вперед, но пятничные два часа для сеошников были подобны корове в Индии. Горе тому, кто смел покуситься на святое.

За пятнадцать минут до начала отдел накрывала волна предвкушения. За пять минут — кончался кипяток в кулере. Без одной минуты Коля Волокита вставал и с покровительственным «Ну что, орлы!» увлекал всех за собой.

Планерка — узаконенный в «Интерсибе» сокращенный день в конце недели. С одной стороны — обсуждают стратегии продвижения в Яше, с другой — сидят и веселятся. В час начинается обед, а после обеда в пятницу серьезные задачи решают только сумасшедшие и по неопытности — младшие сеошники. Случись косяк — он провисит все выходные. Поэтому в пятницу после обеда ничего трогать не нужно — лучше составить отчеты.

На планерки обязательно приходил кто-нибудь из отдела аналитики. Если случалось что-то серьезное, приходил Сенсей лично. Годы не позволяли обращаться к нему по имени, а форму «имя-отчество» он лично терпеть не мог. Поэтому был Сенсеем — великомудрым и всезнающим. Планерка с ним превращалась в лекцию. Но обычно он присылал вместо себя сумрачного гения Ирочку, эксперта по нейронным сетям. Под ее началом разрабатывали софт, способный понять алгоритм Яши.

Другая приятная традиция — тотализатор апдейтов Яши, обновлений поисковой базы. Сеошники выбирали день недели, когда это случится. Ставка небольшая, всего десять рупий. Потерять не жалко, а выиграть — приятно. Азарт просыпался, когда апдейт задерживался на несколько недель. В кубышке собирался неплохой джек-пот. Даже без тотализаторов каждый апдейт вызывал бурное оживление, все проверяли позиции:

— О, у меня новый сайт выстрелил. Все в топе!
— Ага, плюс два процента!
— Поздравляю, у меня всего пол-процента.

Проценты — количество выведенных запросов по отношению к общему количеству. «Интерсиб» гарантировал вывод 80 процентов. Каждый сеошник задрачивал свою персональную процентовку. Как ее считать, Гунин не знал. Остальные не спешили посвящать его в тайну — рано еще. На планерках регулярно обсуждали показатели рабочих групп, у Егора процент был самый низкий — благодаря Дену и Эдику. Егор их характеризовал уничижающе коротко: «Гуманитарии!»

Противостояние младших специалистов нарастало с каждой неделей. Поначалу Гунин быстрее справлялся с задачами — сказывался опыт контентщика. Эдуард же постоянно копался, скрупулезно выполняя каждый пункт «тудушки». Эта дотошность приносила свои плоды — проекты Эдика не «стреляли», а медленно и уверенно «подрастали». Гунин же, работая быстро, постоянно лажал — сказывались ежевечерние упражнения с блогами.

Красные глаза, вялые движения, общее утомление — все симптомы нехватки сна. «Лечь бы поспать нормально», — мечтал Ден. Планерки для этого подходили идеально. Гунин забивался в угол переговорки и впадал в анабиоз — как Штирлиц, ровно на два часа.

Продолжение

Хилая однозадачная рука диктатора приказывает прочитать еще и это:

Ваше мнение очень важно для нас

  1. Ох и накаляются же страсти!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.