Контентщик, главы 64-69 (окончание)

КонтентщикШесть глав — и долгожданный конец.


Декларация манимейкера

«Поперло! Поперло!» — твердил себе Гунин всю обратную дорогу. Сколько лет шел к этому предложению! Свой отдел, с подчиненными. Ден закажет себе нормальный стол, займет стратегически важное место в офисе, откуда видно каждого. И еще, и еще… Радость момента портили мысли, поднимающиеся из глубин сознания. Сколько будет получать? Какая именно процентовка? Табриз — это не Витя, с ним сложно договариваться.

Гунин вспомнил Витю и огорчился, подумав о неизбежном объяснении. Не посторонний он человек, вместе пуд соли съели. Нет, не будет думать об этом сейчас, а пойдет — к кому? — да хоть к Черенку и отметит хорошую новость. Купит только упаковку пива. У Стаса он уже бывал — тот жил за счет фирмы в отдельной квартире, хоть на первом этаже, но со всеми удобствами.

Гунин позвонил в дверь.

— Кто там?
— Открывай, свои.
— А, это ты. Проходи, — Черенков распахнул дверь. — Извини, не прибрано — не ждал гостей.
— Да ладно, у самого бардак. Пиво будешь? — Гунин разулся и прошел в комнату. На диване и столе валялись горы вещей. На полу стояла раскрытая спортивная сумка. — Ты далеко собираешься?
— Да, готовлюсь к отъезду потихоньку. Пошли на кухню.

На кухне пахло протухшей едой — не сильно, на грани восприятия. Гунин распахнул форточку и открыл по банке пива.

— Не понял насчет отъезда, — спросил Денис.
— А что понимать? Возвращаюсь домой. Сегодня ваш этот нерусский полностью рассчитался со мной. Мои обязательства исполнены, можно с чистым сердцем уматывать.
— Погоди, а воркшоп?
— Все в силе! Я почалюсь тут до конца недели, деньги никогда не лишние. Сразу после воркшопа — на вокзал. Кстати, когда будет движение по нашему баблу?
— Я в среду пойду заключать договор, внесу предоплату и после этого уже можно понять, сколько останется сверху.
— Лады.

Ден про себя отметил: «Табриз заплатил Черенку. Значит, в кассе есть деньги. Надо бы зарплату забрать».

— Представь себе, я скоро стану начальник целого SEO-отдела.
— Закономерно. Мне он предлагал то же самое.
— Кто?
— Ну, Табриз. Говорил, как он сейчас съездит и все разрулит. Партнером предлагал стать.
— Что ты ему ответил?
— Послал, конечно. Не прямым текстом, но он все понял и отстал.
— Может быть, я чего-то не догоняю, но почему ты отказался?
— Да потому что весь проект фуфло. Слепили лодку из дерьма и надеетесь, что поплывет. Не поплывет: ни сейчас, ни потом. Могу с гарантией сказать, что вливать бабки в поддержку этого продукта — дохлый номер. Это только отсрочит заморозку, но в итоге социальная сеть все равно будет закрыта. Вот скажи, Денис, зачем мне подписываться под «мертвым» проектом?

Гунин задумался. Выходит, не ему одному Табриз давал отдел. И это он, Ден, согласился встать у руля тонущего корабля. «Джасту» приходит конец, но почему-то сегодня Табриз был особенно убедителен. Не дождавшись ответа, Черенков продолжил:

— Вокруг слишком много всего — и все сплошное говно. Социальная сеть для рыбаков — это вообще для кого? Кому нужен этот креативный высер? Там подсмотрели, здесь украли — потом приходят ко мне, продвигать свою лепку из кала. Уникальный продукт! У каждого бомжа по уникальному продукту. Стоит только услышать «мобильное приложение», как я начинаю блевать. «Попасть в топ приложений на сторе» — это убийство! Бесполезно что-либо рассказывать и объяснять. Найти вменяемого человека сложнее, чем лосося в смородине.
— Зачем тогда ты вообще приехал сюда?
— А жить на что? Когда бабла нет, не гнушаюсь самой херовенькой работой и по самые гланды зарываюсь в такие помойки. Не пытаюсь срать сквозь трико, как некоторые. Свой долбаный миллион осваиваете годами.
— Ну, знаешь! Ты слил остатки за один день.
— Блин, с тем бюджетом ничего путевого не сделаешь. Вместо статистики — математическая погрешность. Вместо живого трафика думаешь, как жопу свою прикрыть. А надо как? Влупил «лимон» за пару недель, через месяц — еще столько же. И тогда все заговорят, все услышат. Сейчас клиент вашего Казбека на березе растянет — и будет прав. Где результат?

Черенков залпом допил банку. Открывая новую, он сломал ноготь и зашипел от боли. Ден сказал:

— Когда я только начинал контентщиком, мне один человек сказал, что раньше была элита, а потом на их место пришли манимейкеры.
— Пф! Интернет — это не место для умников. Интернет — это постоянно тонуть в выгребной яме с камнем на шее. Пока дергаешься — ты на поверхности. Чуть опустил руки — и на дно, в дрисню. Кто не может поднять бабки — квакает потом, как все херово. Они внизу, я наверху.

Гунин молча слушал. Его распирало от отвращения, настолько омерзителен был Черенок и его идея стричь деньги на чем угодно. «В конце концов, мне с ним не жить. Проведет воркшоп, и пусть катится к такой-то матери».

Четыреста пятьдесят тысяч

— Недостаточно средств, — сказала операционистка в банке.

В кассовом зале было пусто — пара клиентов, не больше. Гунин специально пораньше свинтил на обед, чтобы без очереди снять деньги и заплатить за аренду конференц-зала. Он не был готов к внезапной пропаже взносов — всех взносов вообще!

Сотрудница с милой улыбкой подала Гунину выписку о состоянии счета. Последняя операция проведена вчерашним днем. Взлом! Или мошенничество! Или…

Утром Денис никого из руководства не застал — Табриз в Москве, Витя пропадал неясно где.

— Вова, слыхал новость? Стас ушел.
— Ага.
— Говорят, ему заплатили. В конторе деньги завелись?
— По сусекам что-то наскребли. Черенку дали и вроде премиальные продавалам. До меня очередь не дошла.
— Ясно. Витя когда будет?
— Не знаю. Он мне не отчитывается.

Вчера заплатили Черенкову. Вчера Табриз улетел в командировку. Вчера кто-то снял бабло с Гунинского счета. Много совпадений. Может ли получиться, что у «Джаста» появились деньги из другого источника? Гунин вдруг разозлился на себя: «Что я тут гадаю? Позвоню Табризу и прямо спрошу». Он вышел из банка и нашел свободную лавочку. Прикинул разницу во времени — Табриз уже должен проснуться. Длинные гудки, соединение.

— Здравствуйте, это Денис.
— Доброе утро, — отозвался босс. — Что-то случилось?
— Да, случилось. С моего персонального счета исчезло четыреста пятьдесят тысяч.
— О каком счете ты говоришь?
— Который я открыл по просьбе Виктора как индивидуальный предприниматель.
— А, это с которого мы оплачивали контекстную рекламу?
— Да, тот самый счет. В понедельник, то есть вчера, кто-то перевел все деньги. Вы знаете что-нибудь об этом?
— Это мое решение.
— Но как?! Это же мой личный счет!
— Это не твой личный счет, он только на тебя открыт. Счет корпоративный, и хранить свои сбережения на нем я бы не советовал. Приеду — разберусь.
— Табриз, это не личные сбережения! Это на воркшоп — ну, на конференцию. Деньги чужие!
— Проблему понял. Конференция когда?
— В субботу. А мне срочно предоплату внести надо.
— У нас сегодня вторник, — Табриз замолчал. — Значит так. Произошла ошибка, это косяк бухгалтерии. Денис, не переживай — я все верну, сразу как рассчитаются за «Клюет». До конца недели никак не крутанусь, так что перенеси конференцию на начало августа.
— Что я всем скажу? — мертвым голосом спросил Ден.
— Хочешь, я поговорю и объясню?
— Спасибо, я сам.

Несмотря на летнюю жару, по спине Гунина прошел мороз, а руки покрылись «гусиной кожей». Что сказать Черенкову, который сидит на чемоданах? Что сказать другим организаторам воркшопа?

Ничего он никому говорить не будет. Нужно почти пол-миллиона. Пару лет назад Ден бы умер на месте. Сейчас он сдвинет гору. Составит план и сдвинет. Пункт первый: забить на работу, не до нее сейчас. Там Витя, начнутся разборки (если не начнутся, будет только хуже — делать вид, что ничего не происходит). Нетушки.

Пункт второй: достать деньги. Он еще не полностью проел те тридцать серебренников, которые ему перечислили за слив Дементьева. Сто тысяч можно безболезненно взять, а потом их возместит Табриз.

«Надо с партнером обсудить», — решил Ден. Вчера с Черенковым он простился немного прохладно, а меж тем у Стаса «наличка» на руках. Вдобавок, он заинтересован в воркшопе. Денис набрал Черенкова:

— Стас, привет. У нас форс-мажор! Надо срочно заплатить за помещение, а Табриз по ошибке снял все деньги с моего счета. Выручай, брат, на тебя вся надежда!
— Придержи коней. Объясни, что случилось.
— Говорю же: вчера Табриз увидел на моем счету взносы на воркшоп и перевел их…
— С твоего счета? Он что, не видел «ИП Гунин»?
— Получается, не видел. Блин, не знаю, как такое могло случиться. Бухгалтер у нас на удаленке. Короче, этими взносами он расплатился с тобой и умотал в Москву. Когда вернется — не понятно. Я собрался платить за аренду, а на счету — дырка от бублика.
— Полная задница. И что ты собираешься делать?
— Я хочу занять у тебя.
— У меня? — удивился Черенков. — Денис, я не кредитная организация и не занимаю в долг.
— Но это же наше общее мероприятие.
— Стоп! Оно твое, я под организацию не подписывался. Я — приглашенный гость, и раз такие расклады, то я спрошу — как ты будешь расплачиваться со мной?

Гунин вспомнил их план положить в карман по полтиннику. Если не навариваться на воркшопе — это еще минус сто тысяч из сметы.

— Я рассчитаюсь с тобой, когда вернется Табриз и компенсирует мне…
— Давай не будем завязываться на вашу нищебродскую компанию. Вся история эта очень мутная и похожа на лоховской развод. Кто даст гарантию, что ты не «кидала»? Почему твоим счетом распоряжается кто угодно? Почему ты сразу не оплатил зал?

Гунин задохнулся от возмущения.

— Стасик, иди-ка ты на хер. Разберусь без твоей помощи.

Двести пятьдесят тысяч

Гунин пытался взять кредит. На это он потратил остаток вторника и большую часть среды. В одном банке у него потребовали залог — например, машину. В другом срок рассмотрения заявки был слишком долог. После неудачи в банках Ден пошел в подозрительные конторы, где давали нал — достаточно показать паспорт. Называлось это микрозаймами, проценты там за гранью добра и зла.

«Берешь чужие и на время, отдаешь свои и навсегда», — думал Гунин, кусая на ходу хот-дог. В офис он опять не пошел, тем более, что там никого, кроме Вовы, не было. Витя по-прежнему не появлялся. «Еще одна проблема, но с Витей я поговорю потом. Сейчас надо решить — брать или не брать».

Серия микрозаймов плюс старая добрая кредитная карта полностью закрывали дыру в бюджете. Однако что будет после воркшопа? Два процента в день — в день! Если Табриз расплатится сразу, терпимо. А если будет заминка? Кто вообще сказал, что шеф приедет с чемоданом денег? Денис перебирал в памяти памятные события своего кредитного рабства. Вот он тридцать первого декабря ищет работающий терминал, чтобы не было просрочки. А вот его матери звонит коллектор, чтобы взыскать с Дениса сорок два рубля. Опять жить с оглядкой, пересчитывая содержимое кошелька перед каждой покупкой. Неужели мечта стоит такой жертвы?

Так и не решив ничего определенного, он вошел на веранду летнего кафе. Олег Брыксин вызвонил всех причастных к организации «SEO-воркшопа» — финальный сбор перед мероприятием. «Мрачные все какие-то», — подумал Ден, оглядев компанию за столом.

— Тут до нас дошли слухи, — начал Олег издалека. — Будто бы эвент не состоится.
— Интересно, почему? — поинтересовался Гунин.
— На черенкофф.ру появился пост, — сказал кто-то. — Ты растратил все взносы, и теперь нечем платить за аренду!

«Вот сученыш!, — мелькнула мысль. — Отомстил как мог». Ден быстро собрался — он в любом случае собирался всем сказать, что Стаса не воркшопе не будет.

— Черенкова начитались? Нашли кому верить! Он слил нашей компании рекламный бюджет и договорился, что отработает своим участием. В последний момент потребовал денег за это. Писал он об этом в своем бложике?
— Так значит, Черенкова не будет?
— Не будет. Я выступлю вместо него.
— А ты кто? — внезапно спросил плотный, обильно потеющий мужик.
— Я руковожу отделом интернет-рекламы в компании «Джаст».
— Ну, сомнительное достижение…

Брыксин постучал по столу.

— Меня больше интересует финансовая сторона. Я звонил и мне подтвердили, что помещение не оплачено.
— В самом деле, некоторые проблемы с бюджетом есть. Произошел сбой в банке. Счет, на котором лежат взносы, временно недоступен. Я был бы признателен, если бы вы помогли мне уладить это затруднение.
— Сколько не хватает?
— Двести пятьдесят тысяч.

За столом переглянулись.

— Многовато для аренды.
— В стоимость площадки входят обед с ужином. Плюс дополнительные услуги. Я не хочу устраивать колхоз.
— Мы можем посмотреть на список?

Гунин развел руками. Олег привлек его внимание.

— Надо спокойно поговорить. Пошли выйдем.

Они зашли за угол дома.

— Денис, я уже вложил деньги — пригласил спикера, оплатил ему дорогу. И я действительно хочу, чтобы воркшоп состоялся. Давай я сам все сейчас оплачу, а ты напишешь мне расписку — под присмотром моего юриста, передашь все дела и исчезнешь. Это благородное предложение.
— Зачем ты так? Думаешь, я жулик?
— Нет, я думаю, у тебя нет денег.

Гунин открыл наплечную сумку и показал Брыксину пачку тысячных купюр — его личные сто тысяч, снятые в банкомате.

— Денег у меня хватает, — в очередной раз соврал Гунин. Олег кивнул и больше не задавал вопросов. Они вернулись к остальным. За столом шел спор. Кто-то уже ушел.

— «Чекпойнт» не будет участвовать, — передали новость Денису.
— И наше участие под вопросом, — бубнил потный мужик. — Я вот все не могу посчитать, сколько было собрано денег. Не сходится, и все. Если нужно двести пятьдесят кусков, то где еще двести?
— Я заказывал рекламу.
— Сколько потратил?
— У нас сейчас директор в Москве, я не могу посмотреть, что со счетом.
— А раньше говорил — банковская ошибка!
— Ну да. Банк деньги перечислил на счет, которым может распоряжаться только директор. А он в Москве. В командировке!

Со встречи Гунин вышел красный, как рак. «Что-то я совсем заврался. Надо следить за языком». Он вспомнил предложение Брыксина и мысли набрать кредитов. «Мы пойдем другим путем!»

В четверг он добрался до гостиницы, где бронировал конференц-зал. Передал сто тысяч в качестве предоплаты. Ругалась тетка-администратор, зарекаясь впредь не связываться с «компьютерщиками». Гунин, не обращая внимания на вопли, изучал смету. Насчитали триста шестьдесят тысяч. Ден все перекроил — из двух кофе-брейков остался один, вместо банкета появился более бюджетный гриль-бар, что бы это не значило.

— Оборудование, сорок тысяч. Это что?
— Проектор, микрофоны, маркерные доски, — начала перечислять администраторша.
— Вычеркивайте. Сорок пять человек — можно и так поорать.

Восемьдесят пять тысяч

Послезавтра — воркшоп. Завтра — последний срок, чтобы рассчитаться за него. Кредит неизбежен. Глупо надеяться, что кто-нибудь займет, подарит, поможет, войдет в положение. Можно надеяться только на себя. Микрозаймы не нужны, лимитов на кредитке должно хватить. Но как он вчера мощно скинул ценник, видел бы кто! Мысли ходили по кругу. Встать, дойти до банкомата и снять — снять камень с плеч! Но Гунин не вставал и не шел.

В одиннадцать часов он позвонил в офис. На месте был только Вова. «Медом ему намазано, что ли?» — со злобой подумал Ден. Сел готовиться к воркшопу. Жара невыносимая, окно нараспашку. Бесплодно просидев полчаса над пустой страницей, Гунин встал из-за стола и пошел в душ. На речку сходить, искупаться? Хотя бы раз за год. В прошлом году — Красное море, Хургада, Юла. Тьфу. «Отлично понимаю большевиков», всплыл в памяти Булгаков. Ден упал на кровать.

Проснулся весь мокрый от пота — дом нагрелся, как печка. «Это невыносимо. Какой-то бесконечный день. Напьюсь, как свинья», — решил Гунин. Он нащупал телефон, нашел Витин номер.

— Здорово.
— Привет, Денис. Чего хотел? — отозвался Витя. У него был чужой, хриплый голос.
— Настроение у меня питейное. Бухать будешь?
— В честь чего?
— Витя, у меня для тебя хреновые новости. Твоему директорству скоропостижно наступает конец.
— Приезжай ко мне.

Ден уже пару раз бывал в Витиной берлоге. Когда-то неплохая в целом квартирка постепенно зарастала грязью. Сейчас она была особенно запущена. Ноги липли к линолеуму. По углам лежали кучи грязной одежды. На столе валялись диски, платы и провода, покрытые слоем пыли. Ден брезгливо сдвинул потемневшую простыню и освободил себе угол на диване. Из кухни выплыл Витя в халате с рюмками и початым «пузырем» в руках.

— Рассказывай.
— Ох, как ты такую теплую пьешь? — сморщился Гунин. — Короче, Табриз ведет под тебя подкоп. Всех переманил к себе. Собирается построить еще один «Интерсиб», а от тебя — избавиться. Сейчас только деньги получит. Не знаю точно, когда. Вопрос, наверное, недели.

Витя задумчиво крутил пустую рюмку в руках.

— Ну спасибо, что предупредил. Я уж думал, никто не скажет.
— Похоже, моя весть второй свежести.
— В следующий понедельник Табриз соберет учредителей «Джаста». На нем меня отстранят от руководства компанией, понимаешь? Печати все с собой забрал, счета до копейки выбрал, доступы везде сменил. Третий день сижу на стакане, сделать ничего не могу.

Витя плеснул себе в рюмку и выпил. Желая заполнить паузу, Ден заговорил:

— Мы хотели, чтобы все было круто. Не делать лажи, без факапов. Помнишь?
— Помню, помню. Но факир был пьян, и фокус не удался.
— Зачем спустили рекламный бюджет на офис, на брендирование и прочую шляпу?
— Гундила, ты не знаешь всего. Никто бюджет не трогал. Мы вложили свои — я, Табриз и еще один москвич — ты его не знаешь. Там все сложно. Этот третий соучредитель ждет, когда его инвестиции начнут окупаться. Ну, Табриз ему на уши присел и выставил меня крайним. Прикинь?
— Табриз сейчас в Москве, с партнером этим, да?
— Какой там партнер? Я таким макаром пса любого партнером назвать могу. Но принцип правильный. Подонки, телеграммку прислали. На, почитай, — Витя начал шарить по столу, ничего не нашел и махнул рукой. — Вот чего я не могу понять, как он вас купил. Разве ты мечтал работать с Табризом?

Ден почувствовал облегчение. Будто он долгое время стоял перед невидимой чертой и сейчас пересек ее.

— Табриз сделал предложение, от которого невозможно отказаться. А еще он прихватил полмиллиона рупий, собранных на воркшоп. Кнут и пряник, элементарно. А Вове он отдал всю веб-разработку. Поэтому Вова сейчас единственный, кто торчит в офисе, яйца высиживает.
— Вова не яйца высиживает. Он следит, чтобы я ничего не выкинул.

Витя разлил остатки водки и закатил бутылку под стол.

— Гундила, у меня для тебя тоже хреновые новости. Табриз хорошо знал, что взял твои деньги. Я его еще на прошлой неделе предупредил. Так что не будет тебе Табриз ничего возвращать, по крайней мере сразу.
— Я знал, что так и будет.

Гунин влил в себя теплую жидкость. «В пень кредит». Он утер пот со лба. «В пень Табриза и его предложение».

— Слушай, Витя. Если ты еще директор… — Дениса охватило сомнение, но он его быстро отогнал. — Давай стырим ноутбуки из офиса.
— Шутишь?
— Нет, я серьезно. Ты ничего не получишь, это факт. Пока будешь судиться, они все перепишут на себя. Мне нужно восемьдесят пять тысяч, не считая зарплаты за два месяца. В офисе четырнадцать ноутбуков, почти новых. По пятнадцать рублей за каждый выручить можно. Это по сто тысяч на каждого. В офисе — никого, кроме Вовы, который в шесть часов встает и уходит.

Старики-разбойники

Витя собрался быстро. Рабочий костюм был страшно испачкан и мят. Вместо этого Витя нашел тренировочный костюм, в котором он выглядел как «браток». Не с первого раза поймали такси. Охранник на первом этаже удивленно осмотрел Витин прикид. Вова тоже ошалел, увидев босса. Витя пристально посмотрел на него и процедил:

— Пришел забрать вещи из офиса. Можно?

Не дожидаясь ответа, он зашел в клиентскую зону, бухнулся на кожаный диванчик и задрал ноги на подлокотник.

— Денис, там в шкафчике есть бухло.
— Тут есть коньяк, вино и виски! — крикнул Ден.
— Тащи все. — Витя заметил Вову, который наблюдал за приготовлениями к пьянке. — Эй, Брут, пить с нами будешь? Отметим прощание. Мы без закуски, не обессудь. Доступы зачем сменил? Я не Дементьев, мстить не буду.
— Доступы поменял Табриз, — стал оправдываться Вова.
— Как он мог поменять доступы, если для него ftp и ssh — одно и то же? — вмешался Денис.

Вова не стал развивать конфликт и ретировался на свое место.

— План офигенный, — сказал Витя. — Как вывозить все будем?
— Я об этом не подумал. Такси отпадает, ты — «в санях». Давай Джорджу позвоним!
— Что, Джордж теперь конный?
— Да, большим человеком стал. Скоро с нами здороваться не будет.

Гунин вышел в коридор и достал мобилку.

— Алло! Джордж, привет! Гунин беспокоит. Сильно занят вечером? Нет? Джордж, ай нид хелп. Наш офис собираются закрыть за долги, а имущество — пустить с молотка. Помоги вывезти! Никакого криминала. Витя Толстый рядом. Хочешь, ему трубку дам? Да, сегодня, завтра будет поздно. Спасибо тебе огромное. Запиши адрес. Как подъедешь, звякнешь. Жду.

Денис вернулся к Вите.

— Все нормально. Сидим, ждем, пьем.

Часы показывали пятнадцать минут седьмого, но Вова все еще сидел за своей перегородкой. Ден встал и направился к нему, по дороге ударившись об угол стола.

— Ну и че сидим? Перед кем выслуживаемся? — спросил он. — Вова, иди домой. Еще немного посидим.
— Я должен сдать ключи.
— Мы сами их сдадим.
— Вы пьяны.
— И что теперь, вызовешь полицию? Виктор — директор, это его офис.
— Хорошо, я уйду.

Вова выключил свой ноутбук, прошелся по офису и закрыл окна. Уже в дверях он развернулся:

— Вам лучше поскорее уйти. Я скажу охране внизу, что вы тут бушлатите.

Витя вскочил на ноги и встал в боксерскую стойку.

— Смотри, как бы самому уйти! — И быстро выбросил перед собой кулак в воздух.

Намек был очевиден. Вова пулей выбежал из офиса. Денис встал у окна и дождался, пока Вова выйдет из здания.

— Погнали!

Витя лазил под столами и собирал провода, на большее он уже не годился. Гунин составлял ноутбуки в стопки. Затем он осмотрел мониторы и скрутил «широкоформатник», за которым раньше работала девочка-дизайнер. Ден вытащил системные блоки директорских машин, и начал их потрошить, вооружившись отверткой. На стол легли плашки «оперативки», процессоры и платы видеопамяти.

— Вова прав. Без документов нас примут на выходе.
— Погоди, Витек. Есть выход. Справа по коридору есть лестница — аварийный выход. Там нет камер. Несем все туда.
— Ты откуда знаешь?
— Опыт, как и половое бессилие, приходит с возрастом. Давай быстрее.

Они быстро вынесли добычу к лестнице, а затем в несколько приемов спустили все на первый этаж и спрятали под лестницей. Денис много раз ходил этим путем, составляя компанию курящим. В пожарном шкафчике хранился ключ от запасной двери.

— Джордж, ты уже подъехал? На парковке? Объезжай здание с правой стороны. Дверь видишь железную. Прямо к ней вставай. Блин, сейчас что нибудь придумаем.

Ден сбросил вызов и повернулся к Вите. Тот дышал, как паровоз.

— Джордж говорит, прямо над дверью камера. Иди на пост охраны и отвлеки их.
— А ты в это время взломаешь камеру?
— Нет, я все быстро перебросаю в багажник машины.
— Это тупо.
— Давай уже иди! Потом разбираться будем!

Денис остался один, в темноте. Выждав пару минут, он глубоко вдохнул и открыл дверку шкафа, в котором хранился пожарный шланг. Обшарил все руками — все в строительном мусоре и каких-то пыльных клочьях. Сердце замерло. Он еще раз все медленно ощупал — ключа не было. Пальцы прошлись по железным стенкам и брезенту, дошли до брандспойта и наткнулись на посторонний металлический предмет, воткнутый прямо в наконечник шланга. Ден сделал шаг к двери и дрожащими руками открыл дверь. Ворвался поток прохладного вечернего воздуха. В двух шагах стояла машины с приоткрытым багажником.

Уроды и люди

Будильник запиликал в четыре утра. Джордж вскочил на ноги, наспех умылся и выпил чашку растворимого кофе. Проверил зарядку телефона и планшета. Сумку собрал еще с вечера, большая честь вещей, несмотря на апрель, зимние. С начала года уже пятая командировка.

Подъехало такси. Внутри сидел Илюха — коллега, с которым предстояло лететь в Сургут. Для Ильи это была первая командировка. Он был взбудоражен и весел. Они долго ехали по городу, потом — по ночной загородной трассе, пока не показались огни аэропорта. Попрощались с таксистом и, спасаясь от ветра, быстро зашли в терминал. Прошли проверку документов и встали в очередь к регистрационной стойке. За соседней мелькнуло знакомое лицо. Джордж присмотрелся. «Показалось», — решил он.

Они сдали сумки и прошли в зал ожидания. Илюха уткнулся в ноутбук: SQL-запросы, сплошная работа. Джордж пошел за еще одной чашкой кофе. В бистро он снова увидел знакомого и узнал его — и сам был узнан. Притворяться был глупо.

— Гундила!
— Джордж! Сколько лет! Рад видеть тебя, старичок.
— Взаимно. — Джордж протянул руку для приветствия.
— На регистрации думаю — ты, не ты. Какими судьбами?
— В Ханты-Мансийский автономный округ лечу.
— По делам или так?
— Кто же просто так туда летит? Работа.
— И кем работаешь?
— Я сейчас старший аналитик.
— Красавчик. А я в Испанию через Москву лечу.
— Отпуск?
— Не, я теперь свободная птица. У меня микробизнес. Еду, куда хочу. Для меня любое место — рабочее.

Они присели за свободный столик. В пять утра они были единственными посетителями бистро.

— Я тебя не видел с тех пор, как ноуты вывозили. Что вы с ними сделали?
— Ну, мы всю ночь форматировали жесткие диски. Я сделал объяву в контексте «продаю ноутбуки», скинул тридцать процентов — мне звонить барыги стали через двадцать минут. В тот же день я свою половину всю скинул.
— А Толстый?
— Мы с Витей с тех пор не пересекались. Он вроде куда-то пристроился, сайты делает.
— Мне показалось, что я тогда стал соучастником кражи.
— Брось. Там была мутная история. Все равно никто не стал никуда заявлять, так что все нормально.

Гунин замолчал и сделал глоток колы. Джордж не захотел продолжать и сменил тему.

— Как прошла твоя конференция?
— Какая конференция? Ты про воркшоп? Нормально все прошло, — Гунин скривил лицо. — Не провал, но близко к этому. Все через анус, нет элементарных вещей. На ужин пожарили мясо на гриле — кто-то нормально похавал, остальным не хватило. Ну и в конце выпили половину бара, выставили счет за алкоголь. Я свалил, не стал дожидаться кульминации. В сети на меня столько дерьма потом вылили.
— До меня доходили какие-то слухи.
— Короче, стал я знаменит, как Вольтрон. Для меня закрылись двери во все приличные конторы, все считают меня кидалой. Пришлось податься опять в контентщики. Попался мне один перспективный «пассажир».

Гунин заулыбался.

— Дядька один надумал открыть интернет-магазин. Я ему все с нуля поднял: домен, хостинг, CMS, сам все контентом заполнил, все описания, фотографии. Разумеется, поисковое продвижение, контекст. Полный фарш. А он мне после всего: «Иди отсюда». Ну я и ушел, и магазин с собой забрал готовый.
— Как это «забрал»?
— Я как только этого мужика увидел, сразу понял — кинет. Поэтому все сразу оформлял на себя. Потом он бросился в суд качать права — а прав у него никаких.
— Но товары же ты не забрал?
— Не было у него никаких товаров, в Китае заказывал через «экспресс». Я делаю то же самое. Там купил, здесь продал — на эти пять процентов и живу.
— Хорошо живешь, в Европу летаешь. Ладно, Денис, был рад тебя видеть.
— Ага. Давай, удачи тебе!

Они пожали друг другу руки и разошлись. Джордж, следуя указателям, нашел туалет и тщательно вымыл руки. «Удивительная штука жизнь. Был неплохой человек — нет, отличный. Что же такое должно было случиться, чтобы он превратился…», Джордж задумался, какое слово лучше подходит нынешнему Гунину. И ведь не сразу это произошло. Шаг за шагом он превращался — в кого?

Джордж вернулся к Илье. Тот уже уложил ноутбук и дожидался напарника, постукивая пальцами по подлокотнику. Увидев Джорджа, вскочил на ноги.

— Давай скорее. Рейс уже объявили!
— Без нас не улетят.
— Сказал, что отойдешь на пару минут, а сам завис на полчаса. Встретил кого-то? Знакомый?
— Да так, призрак из прошлого. Контентщик.

Конец

Хилая однозадачная рука диктатора приказывает прочитать еще и это:

Ваше мнение очень важно для нас

  1. Комментатор:

    Гунин тот ещё мудак.
    Как ещё живой ходит не понятно.
    Первый раз голову должны были ему проломить, когда узнать про ворованных клиентов в интерсибе.
    Второй раз, когда в расход пошли ноуты.
    Третий раз, когда интренет магазин украл и оформил на себя.

    Думаю судьба Гунина закончится именно этим. Примет он судьбу жуткую, лютую. Поскольку люди злопамятны и очередь в списках дойдёт и до Гунина.

    • Да нет, все живые и здоровые, и у Дементьева ноги на месте. У каждого свой свечной заводик. На «Сесснах» не летают, но и не бедствуют.

  2. Джордж:

    Ден, а ты в курсе что с Дементьевым стало? Ему ОМОН маски шоу устроил. Нашли у него программу Личный Кабинет, украденную у Интерсиба и отправился он на севера, лес валить. Как раз экспертный анализ больницы проводил, в которой он лежал. Там мы и свиделись, ноги ему ампутировали — отморожение)

  3. Еще про финальную сцену — у меня при первом прочтении создалось впечатление, что Денис работал «в кредит» и тогда забрать продукт в ответ на кидалово вполне нормально.
    Конечно видно что человек на дне — берется за работу кидалы, кидает его сам.
    Но все же это не то чтобы прямо «смерть праведника».

    Ну и могу сказать, что концовка может и скомкана, но эмоции будит ого-го!

  4. Про вынос ноутов директором — я не понял нафига эта типа секретность с черным ходом?
    Почему он на вахте не мог расписаться в выносе своей техники?
    Потому что потом были бы доказательства?
    Но ведь их и так вагон, а Витя и Денис не сотрудники органов чтобы как-то их соизмерять?

    Ну а если такие пугливые, то непонятно почему бы не проделать это с большой продумкой: прийти с чемоданами на колесиках в которых шмотье.
    Забрать пару ноутов и положить поверх шмота на крайне маловероятный случай, что чемодан попросят открыть на выходе.
    А остальные под всякие майки и трусы — не таможня ведь и рыться никто не будет.

    Возможно Ахум хотел создать ситуацию именно непродуманного и тупого воровства, на которое Дениса толкает ситуация.
    Но почему Витя, которому за это отвечать не предлагает хоть мало-мальски лучший план не ясно.

  5. Аход:

    Не хватило того, что стало с другими участниками истории

  6. Ну не знаю … концовка скомкана, прям сильно-сильно

    • Интересует, чего не хватило и что осталось нераскрытым. Хотя бы по ощущениям. Можно сюда, можно во Вконтакт.

      • Окей, я постараюсь максимально собрано и развернуто написать, хотя признаюсь, это очень непросто, в голове сейчас каша из эмоций и сопоставления ощущений. Каждый выпуск «Контентщика» ждал, проигрывая в голове те или иные главы/сцены, представляя героев, сопостовляя с вероятностью событий.
        Это я сейчас попытался примерно нарисовать, насколько мне было интересно произведение и как я был … как сказать-то … дезориентирован концовкой.
        Поехали:
        Тарбиз — Не верю. Он сливает деньги со счета Дениса в пользу СЕОшника, который для тебя никто и звать никак. Он предложил ему должность главы отдела, но тот отказался, тогда зачем его премировали? Зачем подставлять своего человека и выплачивать премии продавалам, когда этот «лед под ногами майора» и так в черном теле жил. Премировали до отказа? Наиглупейший стратегический поступок, не верю. В тотальную глупость Тарбиза не верю, он бы не вырос в Интерсибе. Цель была изначально кинуть Гунина? Но каков смысл? Списал Витю, Дениса, Стаса (если Вова адекватен, он посмотрит на эту хурму и тоже свали), остается один без штата, в полном нуле. В моем понимании — полный вагон логических нестыковок.
        Денис — почти не верю в финал. Первое что бросилось — человек стоит на грани взятия кредита в микрозаймах, но отказывается от предложения Олега Брыскина «отдай и отойди» — это эпик. Чуваку предлагают на раз решить все его проблемы. Возможно у Дениса сработало чувство, которое иногда просыпается у мужчин, под названием «Я мужик, я могу, я справлюсь», но тогда неплохо было бы добавить. Но опять же, если мы не считаем Гунина за полного идиота — то мотивация отказа от наищедрейшего предложения Олега должна быть пудовой. Далее — отдать свой р/с для работы фирмы — почти не верю. Допускаю что делалось изначально по просьбе Вити, а так как «мы ж свои люди», то подвоха не заметил. Но лить туда же «половинку», отложенную на сторонний проект и при этом зная, что есть посторонние люди с правом подписи — в уме не укладывается.
        Джордж — сомнительно, мерзко и фу-фу-фу. Ютить человека, быть ему опорой и поддержкой «и в горе и в радости», ни разу не отказать в помощи — а потом руки мыть после рукопожатия «призрака прошлого». И чего такого сделал Денис? Стоически перенес удар «воркшопа», никого не кидал, лохотронами не занимался, «бинарными опционами» не барыжил, всегда пахал в поте лица. У меня последняя глава вызвала рвотное отвращение к Джорджу, т.к. ты уже пятый раз чалишь в командировку на север по работе, а твой друг, который был никем и ютился у тебя в углу в спальнике — едет в Испанию просто потому что так хочет. Завидовать нехорошо, Джроджик.
        Витя и Стас — верю полностью. Первый расклеился полностью, т.к. в очередной раз жизнь дала поддых и он уже не знает, сможет ли оправиться. Второй — образец здоровой и адекватной меркантильности, звезд с неба не хватает, берет что дают, свой кусок хлеба отрабатывает на 100, «сквозь трико не срет». Все норм.
        В общем как-то так. Не уверен, что передал все тонкости и нюансы, но надеюсь мысль изложена понятно

        • Отлично!

          Существенный прокол со стороны Ахума всего один забыл написать, почему Табриз дал деньги Черенку. Черенков — блогер с большой аудиторией, с ним Табриз ссориться не будет, опасаясь репутационных проблем. Сейчас это совсем неочевидно. Мы можем судить об этом только на последствиях разрыва Дена и Стаса, то есть значительно позже. Это допишу.

          Гунин для Табриза — никто. Даже если Ден уйдет, директор найдет другого. В 63 главе упоминается, кто может стать заменой (сам же Гунин рассказывает). Табриз вообще всех исполнителей может поменять, они для него — источник расходов. Деньги приносят только продажники. Но подумать над формулировками можно.

          Предложение Брыксина убогое. Он дает жулику лазейку. Согласиться — фактически подтвердить, что Ден присвоил взносы.

          Про счет — перечитай еще раз. Все не так, как ты думаешь.

          Насчет Джорджа: » Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. » (Св. Евангелие от Матфея 27:24) Наверное, тоже не прочитывается. Будует думать шаман.

          • С Тарбизом понятно, да про то что сам Гундила слил ему Сенсея и Басина (как в свое время отдал Чекпоинту Егора) я не упомнил. Тогда да, с новой кровью и командой у штурвала тонущего корабля — это вполне реально, в это верю :)
            Брыскин дал убогое предложение, но оно менее убогое, чем ситуация, в которой оказался Денис. Замараться перед организаторами, попасть к ним в рабство на некоторое время, но сохранить за собой имя это не такая уж плохая ситуация. Денис выбрал альтернативу — облажаться по полной, и закрыть за собой вообще все двери в этом бизнесе. Дена подставили и гордость взыграла, но сам дурак, влип по своей вине, теперь надо крутиться, искать варианты. Ну да ладно, не претендую на объективный взгляд, это всего лишь моя позиция. (Блин, Шаман, а ведь мы уже вступили литературную дискуссию, браво, создал таки противоречивого и интересного персоанажа : ))
            И к слову, переспав с последними главами сегодня я уже чуть-чуть по другому смотрю на диалог Дена и Джорджа в аэропорту. Ситуация видимо сложилась так, что Ден сдался. И кинул. Он-то рассказывает Джорджу, как его наняли и хотели выкинуть из проекта, а он благородный Робин Гуд забрал у угнетателя все незаконно нажитое. Но Джродж наверное увидел ситуацию от обратного — ты наемный работник, тебя наняли для реализации проекта, в штат и долю тебе никто не обещал, как Черников, приехал-сделал-уехал. А ты по тихому за счет заказчика реализовал проект под себя и слился. Получается Денис все это время барахтался, пытался пробиться наверх честным путем, но в какой-то момент сломался и встал на темную сторону силы за {cicle}печеньками {cicle}. Видимо это и опечалило Джроджа, что как он не помогал старому другу и даже ввязался в сомнительную авантюру с ноутами — тот все равно пал из друзей в «призраки прошлого». Это-то и огорчило Джорджа …
            В общем, Ахум, большое тебе тебе спасибо за этот интересный год! Буду с нетерпением ждать новых произведений ;)

            • Про ситуацию с Брыскином — тут правда не хватает внутренней рефлексии Гунина, почему он отказывается.
              Ведь без топ-докладчика уже мероприятие с шансами не станет шагом в карьере. Так зачем за него держаться?
              А если отдать его — то и косяки все можно свалить на тех кому отдал. Мол завистники оттеснили и сами все провалили.
              Не особо красиво, но выглядит лучше чем быть самому крайним.
              Конечно можно как Kasseopey предложить эмоциональность и спонтанность решения, но все равно это надо подчеркнуть автору.

          • Про Пилата как раз еще как прочитывается. Но можно и ярче это сделать, не думаю что помешает.

  7. Rrhand:

    Жестко и реалистично. Стало противно от всех героев. А Гунина еще и жалко — обидно, когда неплохой человек оказывается искалечен окружающими.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.