Контентщик, главы 8-10

Контентщик

Вне системы

С первых дней Гунина поразил соседний стол. Казалось, за ним никто не работает. Словно в одно место собрали все коробки, какие есть в здании. Они стояли на столе, под ним, и сбоку еще впихали парочку. Стопка жестких дисков, несколько схем, перетянутых резинкой. На единственном пустом пятачке стояла огромная кружка; в недопитом кофе развивалась плесневая колония. «Здесь должен работать сисадмин», — подумал Денис. Бинго! Тут действительно трудился (или делал вид) системный администратор.

Он точно соответствовал типажу «компьютерщик из 90-х»: неопрятный очкарик неясного возраста с плохими зубами и пожелтевшими от никотина пальцами. Помимо внешних признаков, Саша (так его звали) не стеснялся демонстрировать свой уникальный и богатый внутренний мир. При упоминании Windows картинно плевался и нахваливал Ubuntu в качестве базового дистрибутива. На любой вопрос едко подкалывал, уличая в компьютерной неграмотности. Напоминал, что он — старый фидошник и админил в те времена, когда еще интернета не было. Вдобавок отвратительно ржал над своими плоскими шуточками.

В Сашины обязанности входила поддержка клиентских сайтов, организация сетевой инфраструктуры «ИнтерСиба» и оперативная помощь сотрудникам. Наверное, из-за этой «помощи» он специально вел себя, как мудак. В мире песен работник на внутреннем портале должен был заполнить специальную заявку — «тикет». Админ, увидев тикет, должен встать и пойти решать проблему. Ну прям щас, встал и пошел! Никто ничего не заполнял. Страдалец напрямую шел к Саше, капал на мозг, и тот порой даже решал проблему. В экстренных случаях привлекали начальника отдела, и Саша начинал суетиться сразу. При штате в несколько десятков человек он был просто незаменим.

Вся внутренняя система «ИнтерСиба» стояла на собственном серваке. Саша, подобно Церберу, стоял на страже безопасности корпоративных секретов. Без ведома админа нельзя поставить ни одного приложения, как впрочем и скачать любой файл. Весь исходящий и входящий трафик фиксировался. Надо понимать, админ мог превратить всю компанию в прах. Но об этом всевластии вспоминали, только когда отваливалась сеть или кончался картридж в принтере. «Не админское это дело, картриджи менять», — говорил Саша, а потом все-таки шел и делал.

Гунин быстро сошелся с админом. Джордж убыл служить, круг контактов резко сократился до одной Юлы. Дену требовалось хоть с кем-то поговорить — или послушать. Саша любил потрепаться. У него была своя, особенная картина мира. Согласно ей, у админа — ненормированный рабочий день. Он может прийти в обед, а уйти за полночь – или вообще по срочной надобности работать ночью из дома. И никакого «эникея»! Только высокое искусство — рейд-массивы, политики, доступы…

Вот только в «ИнтерСибе» его мысли не разделяли. Поэтому Саша изображал непрерывную занятость. Часто срывался за «шурушками» и уже не возвращался в тот день. Игнорировал все проявления корпоративной культуры, в том числе и «знакомство» — не хотел тратить время впустую. В кнопочных играх Виктора не участвовал — как-то похвалился, что однажды отредактировал базу данных и накрутил себе запредельное число часов, после чего директор «Магмы» навсегда от него отстал.

— Хорошо тебе. Идешь против течения, никто не возражает, — однажды вздохнул Ден.
— Какое там течение, все гораздо проще! Я, может, и рад бы уволиться. Но за ипотеку кто платить будет? А дома — жена в декрете и дите малое.
— Неужели тебе так трудно найти новую работу?
— Менять шило на мыло? Пфф, нафиг надо!
— Хочешь сказать, в других компаниях такая же ботва?
— Э, брат, тут дело такое. В нашей IT-отрасли случилось страшное. Элита — то есть мы, админы-фидошники — не удержали и все прогадили. Пришли уроды с уродскими понятиями. И с тех пор это норма. Все делается через анус, ради копейки удавиться готовы, никаких понятий, никакой чести. Вместо «белых воротничков» — заводские рабочие. Все это очень печально.

Дедовщина

Системный блок Гунин ласково прозвал «шлакоблоком». Старая, ветеранская железка, повидавшая не одного хозяина. Дисковода нет, все USB-разъемы мертвы, а мышка с клавой коннектятся через архаический «писи-пополам». Внутри стояла «хрюша», настроенная по принципу «запрещено все». Сеть без доступа к соцсетям и другим развлечениям. Минимальный пакет софта удручал.

— Виктор, у меня тут графического редактора нет.
— Обратись к Саше. Пусть Фотошоп тебе поставит.

Гунин перешел к другому столу:

— Александр, для работы мне нужен графический редактор Фотошоп…
— Графический редактор или Фотошоп? — мигом съязвил админ.
— Эй, я все слышу! Поставь ему, что надо, — разрулил ситуацию Витя.
— Ок, понял, — Саша оторвался от монитора и осмотрел Гунина. — Не дорос ты еще до Фотошопа. Он для дизайнера. А ты будешь работать в Гимпе.

Бред и маразм! Все скачанные файлы хранились только в «Моих документах», папка была расшарена для всех. По идее Гунин мог посмотреть, что лежит у верстальщика или программистов. Подобная прозрачность давила ощущением личной несвободы.

Впрочем, шлакоблок долго не простоял. Однажды отдел почтил визитом Виталий Андреевич. Бигбосс пришел персонально к Гунину. Слегонца намылил шею за ошибки, презентовал рыболовный каталог, убедился, что «все в порядке». Виталий Андреевич задержал взгляд на пожелтевшем «системнике» Гунина и спросил Витю:

— А на чем он работает?
— Это из резерва. Собрали из чего было.
— А почему без кресла?
— «Ычары» с собой забрали.
— Блин, развели нищету. Обратись — кто у нас там? — пусть купят.

И ушел. Ден представил, как загадочные ычары — несомненно, потомки янычаров — с боем проносятся по отделу, оставляя после себя убогое «кресло для посетителей».

— Мне нужна новая видеокарта!
— А мне — новый планшет!
— Давайте купим нормальный телефон!

Обустройство Гунинского рабочего места заинтересовало весь отдел разом. Шеф сказал купить новый компьютер, но не сказал — кому именно. Поэтому Дима-программист доказывал необходимость апгрейда своего железа. И ведь доказал! Новый монитор ушел Диме-верстальщику — третий! Он его поставит вертикально и будет сразу делать адаптивную верстку. Планшеты и телефоны контентщику не полагались, поэтому в заявку их никак впихнуть не смогли. Системник Димы-программиста достался Гунину. Машина заметно порезвее.

Привезли новое кресло. Ден заподозрил, что этот трон тоже уйдет кому-то другому. Так и вышло: кресло досталось Виктору. На старую Витину сидушку никто не претендовал, и Гунин забрал ее себе.

Свистать всех наверх!

Факап — английское неприличное слово, провал, неудача, былинный отказ.

Не дай бог никому пережить состояние факапа. Когда весь мир ополчается против тебя, хочется забиться под плинтус, стать бесконечно малой величиной. Потом, когда буря уляжется, можно выйти посыпать голову пеплом. А вот попасть в пик, в самый раздрай… Хуже этого только остаться крайним.

Все когда-то случается в первый раз. В «Магму» обычно заказы шли опосредованно — клиент сначала выходил на поисковое продвижение, а потом ему впаривали — нет, не так — предлагали новый сайт на Быстриксе. Разработка в «МагмаВебе» шла неспешно, с многочисленными согласованиями и утверждениями. Если клиент не суетился, работа замирала, а сотрудники переключались на другие задачи. Разумеется, если есть «преступление», то «наказание» неминуемо.

В начале лета запустили проект — крупный завод пожелал заменить старый самописный сайт на что-то современное. Техзадание составляли левой ногой, дизайн дважды перерисовывали, наконец макет утвердили и отправили на верстку и программирование. Это еще догунинские времена. Программист Леша к делу подошел основательно. Клиент находился за четыре тысячи километров и лишь изредка беспокоил звонками.

В последние недели осени звонить стали чаще. Тревожные сигналы, однако. Приходили сеошники, просили показать сайт. Показали макет. Приходили рекламщики, просили адресацию. Леша развел руками, рано мол пришли. Ничего не «рано», с 1 декабря запускаются рекламные кампании в Гугле и Яндексе. Подождите, это же послезавтра! Давайте чуть-чуть подвинемся. Поздно, уже все оплачено.

Виктор и Кристина взяли Лешу за яйца. Выяснилось, что на программирование уже потрачено более 100 рабочих часов. «Ты что там делал столько времени?!» — орал Витя на программиста. «Ты почему не следишь, что он там творит?!» — надрывался Витя в адрес Кристины. Функционал не дописан, контента — ноль. Остаток дня оба программиста пытались сделать миграцию базы данных со старого сайта. Более опытный Дима-программист вынес приговор — пустая трата времени.

Виктор сделался спокоен, как мамонт. Он не стал никого оставлять работать в ночь. Он просто сказал:

— Завтра все силы на этот проект. Хорошего всем вечера, отдохните и выспитесь.

О, Витя как опытный капитан уже видел неотвратимую бурю. Сказать по правде, «Магма» факапилась часто, и у начальника уже выработался определенный иммунитет. На следующий день Редмайн никто не запускал, все распоряжения отдавались устно. Все контентщики вручную переносили статьи со старого сайта на новый. Программисты на скорую руку лепили модули. Все остальные тестировали сайт. После обеда к тестированию подключились рекламщики и продавалы. Завели гугл-док, куда записывали все найденные косяки. Список рос с пугающей скоростью.

Гунина сняли с переноса контента и бросили на исправление ошибок. Все, что не работало, отключали — просто комментировали код. В шесть часов Витя объявил отбой. Он задержал только Лешу и Сашу. Админ выкатит это убожество на боевой хостинг, а программер «на живую» внесет последние правки.

На следующий день из Москвы много звонили. Приходили сеошники со списком срочных правок. Приходили разные люди — кинуть свой камень в огород «Магмы». Виктор ходил к Андрею Витальевичу и долго не возвращался. Живые завидовали мертвым. Властные — убогим. Гунина вся эта петрушка никаким образом не коснулась.

Крайним в факапе предсказуемо стал Леша. Он взял больничный и не выходил на работу до самого увольнения.

Продолжение

Хилая однозадачная рука диктатора приказывает прочитать еще и это:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.