Дневник игрока в го

атомное го

28 апреля

Сегодня — великий день. Обыграв Фудзисаву и Накамуру, я получил седьмой дан — и бросил вызов сенсею Утаро.

Десять лет назад я выиграл в турнире Оотэаи. Покорил все вершины, которые стояли перед настоящим игроком го — кроме титула Хонъимбо. Наша федерация долго раскачивалась, но всё же открыла турнир профессионалов. Первые два прошли мимо, но третий будет моим.

 

25 мая

Бомбы падали всю ночь. Думал, не смогу уснуть в убежище — однако спал как сурок. Беда — проклятые янки дотла спалили Нихон Киин. Судья Сэгоэ считает, что Токио — плохое место для турнира. Непрекращающиеся бомбёжки, уничтоженный турнирный зал. Федерация подыщет более спокойное и безопасное место. Ох уж эта война!

 

26 июня

Купил билет. Надеюсь, на этот раз поезд в последний момент не отменят, и я наконец встречусь с Хасимото Утаро.

Мы потеряли Окинаву. Гайдзины уже на нашей земле. Что дальше, высадка на Кюсю? Кажется, что хуже уже быть не может. Повсюду дефицит продуктов и очереди. Армия высасывает страну досуха. Докатились до того, что в газетах не публикуют колонки о го.

 

21 июня

Хиросима заметно отличается от Токио. Нет пожарищ, кругом порядок, ходят трамваи. Много военных, понятно — тут штаб флота, склады.

Расположился в доме школьного учителя. Гостеприимный хозяин тоже играет в го, правда, как любитель. Он похож на отца. Тот также показывал игру и учил правилам. Я вспоминал обучение у сенсея Хиджиро, первый дан и вступление в Нихон Киин. Затем безумные шесть лет в Бразилии. Как можно променять го на кофе?

 

25 июля

Хей-хо! Только что взял первую партию с Утаро. Его позиция выглядела уверенно, но лишь в самом начале. Затем он мог лишь защищаться, и вот она, первая победа. Конечно, я старательно изучал кифу Утаро, а вот мои записи нынешнему чемпиону найти не так легко.

Я узнал причину того неприятного шума. Это американские истребители обстреливали город на бреющем полёте. К счастью, пострадали только крыши. На вопрос, где же наша авиация, узнал — самолёты перехватывают только крупные эскадрильи бомбардировщиков, а разведчиков не трогают. Экономия топлива.

 

27 июля

Турнир под угрозой! Только что ворвался начальник полиции и наорал на нас. Он пригрозил, что упечет за решетку любого, кто выставит хотя бы один камень. Оказывается, первая игра прошла подпольно, пока начальник был в отъезде.

Съезжаем в Ицукаити. Начальник полиции — азартный игрок, но долг превыше го. Нам удалось убедить его продолжить турнир в пригороде Хиросимы. Скоро начнётся вторая партия за титул Хонъимбо.

 

6 августа

Такой игры еще точно никогда не было! Вчера-позавчера мы отыграли сто пять ходов. Утаро комбинировал быстрые и сильные формы, но я тоже не уступал. Мы планировать закончить игру до обеда. Ранним утром мой противник гулял по саду, я рассматривал доску и оценивал позицию. Помню, как кто-то сказал: «Бомба». И вдруг…

Сама земля всколыхнулась под нами. Меня оглушило и отбросило к стене. Я быстро вскочил и ощупал себя. Полный порядок. не считая ссадин на коленях и локтях. Судьи и Хасимото тоже не пострадали. Зато в доме — полный разгром. Стёкла вылетели, гобан перевернулся, камни разлетелись по комнате. Бомба взорвалась где-то рядом, но пожаров нигде не было.

«Смотрите!» Над Хиросимой поднималось огромное чёрное облако. Оно пугающе быстро набухало. Тогда мы не знали, что произошло. Все телефоны молчали, и мы решили, что пострадал узел связи в Ицукаити.

Мы вернулись к го: вернули гобан и благодаря кифу восстановили позицию. Конечно, мы все были на взводе. Я проиграл Утаро всего пять очков. А потом пошли раненые…

Они и сейчас идут. В доме устроен перевязочный пункт. Обожженные люди повсюду, в воздухе — плач и стоны. Рассказывают страшные вещи. В Хиросиме — чудовищные разрушения, горы трупов и огненный смерч. Наверное, турнир отменят.

 

2 сентября 1945

Война закончилась. Всего две бомбы… Сто шестьдесят мертвецов только в Хиросиме — и каждый день их число растёт.

Ядерный гриб над Хиросимой

 

28 апреля 1983

Сегодня я, Ивамото Каору, официально завершаю свою карьеру в го. Девятый дан, президент Нихон Киин, дважды обладатель титула Хонъимбо, победитель кубка Японской вещательной корпорации — всего не сосчитать. Я открыл го для остального мира, основал множество школ в Европе и Америке.

После памятной «партии атомной бомбы» мы с Хасимото Утаро встретились только в ноябре, сыграли четыре раза и вничью — 3:3. Финальную точку мы поставили только весной следующего года. Я всё-таки получил титул Хонъимбо. А через четыре года проиграл — всё тому же Утаро!

Я иногда думаю: останься мы тогда в Хиросиме? Дом, где прошла первая игра, рухнул, а его хозяева погибли под завалом. Эти восемь километров спасли меня и Утаро от верной гибели.

Выставочный центр Торгово-промышленной палаты в Хиросиме

Загляни сюда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.